О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/skobov/m.285583.html

статья В защиту Григория Юдина

Александр Скобов, 29.07.2022

Ответ Дмитрию Губину


В последнее время некоторые российские интеллектуалы с тревогой заговорили о формировании в российском обществе так называемого "антизападного консенсуса". Речь идет о том, что многие несомненные противники существующего в РФ режима все чаще упрекают Запад в том, что именно он вскормил путинского монстра. Резко критические отклики вызвала, в частности, статья Григория Юдина "Увы, дело не в русских". Объектом критики стала, в частности, вот эта цитата:

Дело в том, что Владимир Путин слишком хорошо понял, как устроен современный мир, - распознал его слабости и рычаги, на которые нужно нажимать, чтобы им управлять. Построенный им в России общественный строй - это радикальный вариант современного неолиберального капитализма, где правит жадность, конечным мерилом является личное благо, а цинизм, ирония и нигилизм дают спасительное чувство легкого превосходства.

В этом высказывании усматривают сразу два греха: 1. Идейную капитуляцию перед путинистами, всегда строившими свою картину мира на том, что Запад устроен так же по-волчьи, как и Россия, просто научился лучше притворяться демократией, которой на самом деле не существует в природе. 2. Инфантильную попытку переложить на других ответственность русских за формирование в России нацистского режима, столкнувшего мир в большую войну.

Для меня не подлежит сомнению ответственность русских за нацистский режим Путина и развязанную им войну. За военный преступления российско-фашистских захватчиков, за кровь и страдания украинского народа. Сколько бы "партизанская социология" ни пыталась доказать, что поддержка войны не так велика, как показывают официальные опросы, остается неоспоримым фактом: значительное большинство российских граждан если и не поддержало войну с восторгом, то вполне спокойно с ней примирилось. Как с чем-то нормальным и естественным. И в общем-то не мешающим жить как ни в чем не бывало.

Они не безвинные и бессловесные жертвы растлителей из государственной пропагандистский машины и неблагоприятных исторических обстоятельств. Усыпить свою совесть, убедить себя в том, что так можно, что так устроен мир и с этим ничего не сделать, - это личный выбор каждого. Выбор в пользу добровольной слепоты и бесчувствия. Это нравственное падение, нравственная катастрофа целого народа. И за это придется отвечать перед историей. Как ответили немцы. Я полностью присоединяюсь к словам Дмитрия Губина: сколь бы ни были западные демократии виновны в потворстве Гитлеру, в нацизм немцы скатились сами.

Немцы за свое ответили. Но ведь и либеральным демократиям пришлось заплатить за собственные ошибки. За свою близорукость и легкомыслие. За потворство Гитлеру. Пришлось заплатить огромными жертвами, понесенными ими в той войне. Означает ли признание их доли ответственности снятие ответственности с немцев? Не думаю.

Я не вижу у Григория Юдина попыток уйти от ответственности. Напротив, он резко выступает против попыток спрятаться от ответственности за весьма популярными среди российских либералов представлениями об особой русской матрице, особом менталитете, из-за которых Россия никогда не сможет стать демократией. Именно эти концепции представляют русских бессубъектными жертвами исторических обстоятельств.

Не вижу я у Юдина и идейной капитуляции перед путинистами. Либерально-капиталистическая цивилизация сложна и противоречива, как и любая другая. У нее есть свои светлые и свои темные стороны. Это и освобождение личности от пут традиционализма, развитие представлений о гуманизме, правах человека, демократии. Но это и то, о чем написал Юдин. И путинская Россия действительно показывает Западу, во что он может выродиться, если его приверженность гуманистическим и демократическим ценностям ослабеет. Если эти ценности будут вытеснены прагматизмом и конформизмом.

Западная цивилизация переживает серьезный глобальный кризис, имеющий вполне объективные причины. Он связан с завершением очередного модернизационного перехода - на этот раз постиндустриального. Столь кардинальные изменения в жизни людей всего за несколько десятилетий не могут не вызывать кризисные явления, напряжение в системе, конфликты, нестабильность. В такие моменты базовые начала цивилизации могут серьезно ослабнуть. И вполне естественно, что именно в такие моменты антимодернизационные силы пытаются контратаковать.

Мы уже проходили подобное при завершении индустриального перехода в начале XX века. Тогда контратакующие силы архаики бросили либеральной цивилизации вызов в форме фашизма. Фашизм тем и отличается от традиционных правоконсервативных дкитатур, что он заводится не от недоразвитости общества, еще не прошедшего модернизацию. Он появился в странах, в которых индустриальный переход был либо уже завершен, либо близок к завершению. В странах, в которых уже сложились и демократические институты, и гражданское общество. Его задачей было не торможение их становления, а разрушение уже сложившегося.

Набирающие силу "автократии нового поколения" - это фашизм эпохи постиндустриального перехода. У него та же задача: обратить вспять распространение и развитие демократии, сломать выстроенные цивилизацией ограничения государственного насилия. Он возник не в наиболее отсталых, а в среднеразвитых постиндустриальных странах. И был порожден "издержками переходного периода".

Эти издержки тоже имеют свою объективную подоснову. Любой качественный модернизационный переход требует увеличения доли накопления в совокупном общественном продукте. За счет доли потребления, конечно - за счет чего же еще? Это увеличение доли накопления обеспечила пришедшая на смену позднеиндустриальной социал-либеральной модели переходная система, названная "моделью неолиберального капитализма". Она утверждалась под лозунгом возврата к изначальной свободе частного предпринимательства. Но вместе с ней вернулись и проблемы, казавшиеся уже преодоленными.

Именно эту конкретно-историческую экономическую модель, а вовсе не либерализм как таковой (вопреки утверждению Дмитрия Губина), подвергает критике Григорий Юдин. Но именно это не нравится его оппонентам, большинство из которых являются горячими поклонниками указанной модели. И вот тут стоит вновь вспомнить об исторической ответственности за путинщину. Об ответственности не домохозяйки, прячущейся в скорлупку от создающих дискомфорт политических проблем, а российской либеральной интеллектуальной элиты. Ведь это ее молитвами "неолиберальная модель" утверждалась в России форсированными темпами и методами, скажем так, не совсем корректными. И породила систему, которая смертельно боялась сменяемости власти, потому что любая передвижка власти тянула за собой передел собственности.

Сегодня выросший в России постнеонацистский монстр угрожает гуманистическим и демократическим основам либерально-капиталистической цивилизации. Он вырос в значительной степени благодаря ошибкам и просчетам самой этой цивилизации. И если попытки связать людоедам руки, втягивая их в многосторонние экономические связи, не сработала (что признает и Губин), мы вправе говорить как минимум о крайне низком уровне анализа ситуации и планирования. Для того чтобы помочь либеральной цивилизации отбиться.

Критика капитализма вообще идет ему на пользу. Во время Второй мировой войны такие видные леворадикальные критики капитализма, как Оруэлл и Маркузе, без колебаний пошли работать в агитпроп буржуазных демократий. И не только в агитпроп. Для победы Запада в сегодняшней схватке ему жизненно важно четко осознать, что он столкнулся с реинкарнацией фашизма. И Григорий Юдин вносит в это свой вклад. Ведь он один из немногих российских интеллектуалов, прямо говорящий о фашистском характере режима Путина.

Александр Скобов, 29.07.2022