О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Religion/m.285145.html

статья Переход на антикириллицу

Андрей Арсеньев, 12.05.2022

104375
Николай Митрохин. Фото: Лев Симкин

Предстоятель РПЦ внесен в санкционный список Евросоюза как разжигатель войны. В Украине патриарха перестают поминать во время богослужений. Отношения Кирилла с митрополитом Онуфрием испортились задолго до февральского вторжения. Что происходит сейчас в УПЦ и какая судьба ждет эту церковь? Мы поговорили с Николаем Митрохиным - историком и социологом религии, ассоциированным научным сотрудником Исследовательского центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете. 

- В начале апреля группа священников УПЦ МП призвала к церковному суду над патриархом Кириллом, который "совершил моральные преступления, благословив войну против Украины и полностью поддержав агрессивные действия русских войск на территории Украины".

- Я внимательно изучал риторику Кирилла с момента начала войны и могу сказать, что ни разу ни у него лично, ни у Синода, который говорит от имени Русской православной церкви, не было прямых слов поддержки войны и тем более официального благословения.

- Разве он не поддерживает кремлевскую версию событий в Украине, постоянно оправдывая войну?

- По своим личным политическим взглядам он действительно русский националист и исповедует такой вариант русского фашизма, который был близок части русской эмиграции 1920-1930-х годов и отражен в работах Ивана Ильина. Но все же он понимает, что возглавляет очень крупную церковь, действующую в разных, в том числе находящихся в конфронтации друг с другом, странах. И пытался до недавнего времени сделать так, чтобы она не развалилась под его руководством.

В первый месяц войны он отмалчивался, и его пресс-служба молчала. Это был, по его мнению, лучший способ не поссориться с властями РФ и Украины. Однако после того, как в Украине пошла волна требований со стороны духовенства и некоторых епископов - определиться, подать голос, - он обиделся на украинцев, потерял, видимо, всякую надежду удержать УПЦ в составе РПЦ и начал делать заявления, которые однозначно можно трактовать как поддержку российского руководства и российской армии.

Достаточно сказать, что 25 марта он отправил личное соболезнование погибшему на позициях российской армии в Белгородской области военному капеллану РПЦ, но проигнорировал гибель священников и церковнослужителей в Украине от снарядов и бомб российской армии. Потом он еще несколько раз в своих проповедях произносил фразы, призывающие к консолидации вокруг нынешнего российского руководства. А 27 апреля даже заявил со ссылкой на исторический пример, что, мол, лучше погибнуть всем вместе под руинами от рук врага, нежели потерять свободу.

Говорит он на самом деле очень аккуратно. Ни разу не произнес слов "Украина" или "специальная военная операция", как ничего не сказал и о жертвах и разрушениях войны. Один раз он все-таки прокололся - когда была служба по поводу Росгвардии и он дал общее благословение Золотову "на труды", а тот вышел и начал говорить про "спецоперацию" в Украине. Не знаю, насколько это было согласовано, но сам Кирилл таких слов не произносил. И только 4 мая, после беседы с Папой римским, выяснилось, что патриарх четко солидаризировался с российской позицией по Донбассу и частично оправдывает риторику Путина о причинах войны. Но говорить о том, что он "благословил войну", неверно. С 2014 года утверждалось, что он "благословил войну на Донбассе", чего также не было.

Кроме того, официальную позицию Русской православной церкви все же определяет Священный синод либо Архиерейский собор. Ни тот, ни другой ничего по поводу войны не формулировали. Официально Московская патриархия занята только сбором и распределением гуманитарной помощи "для беженцев из Украины" или "для жителей Донбасса" и объявила общецерковную молитву за мир. На уровне крупных структурных частей РПЦ, в том числе автономных церквей, мнения разделились. Если УПЦ, церкви стран Балтии однозначно осудили агрессию, то епископы епархий Среднеазиатского митрополичьего округа обвинили в происходящем "силы Запада". Существенно разошлись во мнениях и российские митрополиты - те из них, кто решился высказаться по этому поводу.

- Какую позицию заняла УПЦ МП после российского вторжения, какова сейчас ее роль в воюющей Украине?



С первых часов войны, после заявления секретаря Отдела внешних церковных связей УПЦ протоиерея Николая Данилевича (а еще ведь через пару часов выступил сам митрополит Онуфрий с однозначным осуждением агрессии и поддержкой ВСУ, а потом все это поддержали уже Синод УПЦ и многие епископы лично), УПЦ заняла патриотическую позицию, совершенно четко, однозначно. Сегодня она активно помогает беженцам, привозит гуманитарную помощь через свои каналы, в первую очередь из Румынии, но также из других стран. Я просто знаю примеры, когда из Гамбурга везут микроавтобусами гуманитарку в конкретные известные мне сельские приходы для дальнейшего перераспределения: сначала в Ровенскую область, а оттуда на Черниговщину, которая была оккупирована, а потом освобождена.

Онуфрий несколько раз записывал видеообращения к Путину с просьбой прекратить войну. Ведь одним из аргументов Путина, когда он начинал войну, было то, что в Украине как бы прессуют православных УПЦ. И Онуфрий прямо к нему обращался: я прошу вас остановить, прекратить и все прочее. Ответа на это не было.

На Пасху Онуфрий предложил провести крестный ход из Запорожья в Мариуполь, чтобы забрать оттуда раненых и заложников. Ему в этом отказали российские власти. Однако был согласован приезд делегации высокопоставленных чиновников Киевской митрополии, для того чтобы этот гуманитарный коридор организовать. В результате их там промурыжили, то есть у них отобрали все телефоны, все средства связи, продержали пять дней в каких-то фильтрационных лагерях на оккупированной территории и выслали назад ни с чем.

Есть подозрение, что эти миссии блокирует патриарх Кирилл - исподтишка, чтобы поставить Онуфрия в еще более сложное положение перед украинскими властями и самому поиметь с этого какой-то гешефт. В частности, Кирилл позвонил напрямую митрополиту Горловскому Митрофану и сказал, чтобы он ехал в Мариуполь и встречал так называемых "заложников", то есть мирных жителей, которые прятались на "Азовстали", поскольку достигнута договоренность. Тот поехал, действительно встретил, когда уже там был организован гуманитарный коридор, через сутки после провала миссии от УПЦ, и дальше написал торжественный пост с благодарностью Кириллу. Владимир Легойда, председатель Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям с обществом и СМИ, публиковал этот пост у себя: смотрите, мол, как Кирилл лично принял участие в освобождении людей с "Азовстали". Это же всё против Онуфрия действия.

Также митрополит Запорожский Лука пробовал пробиваться на оккупированные территории, чтобы кого-то оттуда вывозить, но ему тоже российские войска отказывали.

- Есть ли сегодня среди духовенства УПЦ МП "пятая колонна", проводники московского влияния?

Со всеми священниками УПЦ, тем более теми, кто до 2014 года так или иначе поддерживал то, что в Украине принято именовать "русским миром", то есть открыто пророссийские, проимперские и монархические позиции, поработала СБУ. Всех предупредили, кого-то запугали. Небольшая часть людей, которые там активно что-то проповедовали (буквально дюжина человек), сбежала в Россию, остальные замолчали.

СБУ сейчас провела проверку мобильных телефонов у многих священников УПЦ. Как минимум у части из них провели личные обыски в домах, монастырских кельях, храмах. В итоге предъявили претензии всего двоим: одному в Днепропетровской области, который что-то не то говорил прихожанам, другому - в Северодонецке: у него якобы нашли фото, которые сочтены шпионскими. По сравнению с открытым коллаборационизмом некоторых представителей украинской власти, включая мэров как минимум десятка городов, депутатов (в том числе члена Верховной рады от "Слуги народа" Алексея Ковалева), политиков, по сравнению с тем, что обнаруживаются реальные агенты ФСБ и ГРУ среди сотрудников СБУ (например, начальник херсонского центра "Антитеррор", а до того, в 2020-м, и первый замначальника Центра специальных операций по борьбе терроризмом СБУ), полицейских и военных (в прошлом году - целая сеть действующих правоохранителей в том же Херсоне, постоянно - в Одессе, Киеве, иногда в Харькове) - это вообще ничто. Да и в целом известно же, как Херсонская область была фактически сдана врагу местными властями. А например, смелая патриотическая позиция херсонского протоиерея УПЦ Георгия Гуляева, как и вообще патриотическая позиция УПЦ, в основном украинскими светскими СМИ игнорируется.

По моему мнению, претензии к УПЦ по поводу "сотрудничества с врагом" не имеют под собой фактических оснований, это раздутый в украинской прессе и украинском политическом классе миф, переводящий стрелки с реальной российской агентуры в стране (той же ОПЗЖ).

104369
Церковь УПЦ в селе Певче Здолбуновского района Ровненской области. 10 мая 2022 года. Фото с сайта УПЦ МП

- Какова судьба внесенного в Верховную Раду законопроекта о запрете УПЦ?

- Его внесла одна-единственная депутатка от праворадикальной партии "Свобода". Эта депутатка - активная сторонница Украинской греко-католической церкви. Понятно, что это элемент конфессиональной вражды. Законопроект был торжественно утоплен в Верховной раде. Спикер ВР Руслан Стефанчук прямо сказал: "Мы договорились до конца войны эти вопросы не обсуждать".

При этом на местах происходит, прямо скажем, мародерство, когда местные власти закрывают приходы безо всяких доказательств. На днях мэр Конотопа (тоже от "Свободы") заявил: я на своей территории не хочу видеть УПЦ. Это типичный, со времен Гражданской войны известный произвол на местах, когда атаман в городишке решает, хочет ли он тут видеть евреев, будет у нас такой язык или другой язык, флаг, школа и все прочее. Особенно много такого рода инцидентов в Западной Украине. Сейчас в Ивано-Франковской и Львовской областях силами местных администраций и Теробороны уничтожены практически все приходы УПЦ, отняты храмы. Даже до каких-то горных монастырей, где сидит пара монахов, добираются полицейские и сотрудники СБУ, переписывают документы, проводят обыски. Ничего шпионского не находят, но, видимо, другого занятия во время войны правоохранители в тылу себе придумать не могут.

Закрытие приходов - это нарушение и европейских конвенций, к которым присоединилась Украина, и законодательства страны, и общеукраинских политических решений. Как я понимаю, у Офиса президента Украины сейчас довольно много других дел, но он все же тормозит подобного рода инициативы на разных уровнях.

- Возвращаясь к инициативе церковного трибунала для московского патриарха: под обращением уже более 400 подписей. Может ли такой суд состояться?

- Четыреста подписей - не так мало, но и не так много. В основном, как я обратил внимание, среди подписантов - члены так называемого волынского клана. Дело в том, что на Волыни священники наиболее проавтокефально настроены. Это поддерживалось бывшим руководителем епархии, ныне покойным митрополитом Нифонтом (Солодухой). Но эта инициатива не имеет никакого теологического обоснования. Кирилла обвиняют в том, что он проповедует концепцию "русского мира" (она активно использовалась Кремлем в первой половине 2010-х, но в настоящее время всплывает редко, а при обосновании нападения на Украину не упоминалась вовсе). Однако эта концепция - которая не является официальной доктриной РПЦ, но иногда упоминается патриархом в его риторике, - никак не противоречит православному учению. Есть мнение, что это близко к ереси этнофилетизма, и есть мнение, что концепция "русского мира" имеет в большей степени культурное измерение, нежели этническое. А главное, она нигде формально не изложена: нет текстов, развернутого учения и прочего, что можно было бы использовать для такого суда.

Священник Андрей Пинчук предлагает созвать совет руководителей православных церквей мира и на нем судить Кирилла. Это заведомо утопическая идея: никогда такие суды не собирались.

Известно, что современный православный мир разделен на две партии: одна - так называемая "греческая" партия (Вселенский патриархат, собственно Элладская церковь, Кипрская, Александрийская церкви, Иерусалимский патриархат, а также с оговорками - Албанская церковь), а другая - "московская" партия во главе с РПЦ (Грузинская, Сербская, Чешская, Польская церкви). Соответственно, члены "московской партии" никогда не будут участвовать ни в каких антироссийских, антикирилловских инициативах. Члены "греческой партии" могут настаивать на этом, но им все-таки нужны теологические основания. Пока это просто как бы элемент внутриукраинской дискуссии.

- Что мешает тем священникам из УПЦ, которые выступили сейчас против патриарха Кирилла, примкнуть к автокефальной Православной церкви Украины?

- Эти священники знают, что из себя представляет ПЦУ. Она настолько политизирована, что иногда эту аббревиатуру расшифровывают как "политическая церковь Украины". Это церковь с совершенно однозначной политической позицией, декларирующая украинский патриотизм в качестве одной из важнейших частей своего вероучения: мы ставим украинские флаги около алтаря, мы вешаем красно-черные флаги над церквями (я сам видел), мы вывешиваем портрет Шевченко в трапезной, мы с партией "Свобода" поддерживаем культ Небесной сотни и память героев АТО (партия оплачивает такие стенды с собственной рекламой на стенах храмов ПЦУ - я такое видел в Киеве и Житомире) и так далее.

Людей, в такой степени политизированных, в большинстве украинских регионов относительно немного. То есть до войны ПЦУ в среднем проигрывала УПЦ примерно в пять раз по количеству верующих. Переход в ПЦУ означает просто распад существующих православных общин. Поэтому в 2019 году (когда ПЦУ получила автокефалию. - Ред.) массового перехода не произошло. Тогда часть священников, даже те, кто возглавлял движение за присоединение к ПЦУ, в итоге все же остались в УПЦ из-за позиции прихожан.

УПЦ стоит на ногах крепко, там всё как бы договорено, улажено, есть сложившийся круг общения и понимание взаимной выгоды. А ПЦУ - новая структура с пока еще не очень налаженным внутренним механизмом жизни и работы.

Для примера: был я в октябре в находящейся сейчас уже в зоне боевых действий Лозовой - третьем по величине городе Харьковской области. В этом городе вообще нет прихода ПЦУ, а был приход еще одной украинской православной конфессии - Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), который несколько лет назад стал приходом Украинской греко-католической церкви. У них хатка в центре города, где для десяти человек воскресную литургию на приходе служит бывший музейный работник, а с другой стороны, в центре, у рынка и вокзала - огромный кирпичный собор, в котором на двух утренних литургиях в сумме человек 300 и которым заведует очень пожилой священник УПЦ (плюс есть еще два храма, где в сумме присутствовало 150 человек). В расположенном на 300 километров западнее географическом центре страны, городе Александрия Кировоградской области, - один приход ПЦУ и один УАПЦ: там в сумме шестнадцать человек на воскресной службе, против 320 в семи храмах УПЦ из одиннадцати, которые удалось обследовать. Альтернатива, таким образом, есть, но выбор основной массы верующих очевиден.

104367
Смоленский храм УПЦ в Лозовой. Фото Николая Митрохина

- Священники УПЦ продолжают на литургиях поминать патриарха Кирилла?

- Это сейчас сложный вопрос. Задолго до войны священникам, особенно в западноукраинских епархиях, было дано разрешение Кирилла не поминать. После 2014 года это явление стало массовым - во всяком случае, в правобережной части Украины.

Повторю, Кирилл первый месяц молчал по поводу начавшейся войны. Тогда началось движение в Сумской епархии за то, чтобы полностью отказаться от упоминания главы РПЦ: было письмо Сумского митрополита Кириллу ("ты перестал быть нам отцом"), обращения групп священников и все прочее. В течение буквально недели примерно 30 процентов епархий (точнее сказать трудно), преимущественно в Западной и Северной Украине, публично отказались от поминания Кирилла. В восточной, южной и центральной Украине ситуация неясна: где-то отказались, где-то нет. В некоторых епархиях - более сложная ситуация: там есть неформальные разрешения от архиереев не поминать Кирилла, но формально это не объявлено. Как мне только что рассказали, по Киеву Кирилла поминает процентов 5 священников, в одной из северных областей страны - примерно столько же.

Общецерковная позиция УПЦ сформулирована так, что духовное единство с Москвой будет поддерживать глава церкви митрополит Онуфрий, поминающий Кирилла в своих молитвах, а остальные - как получится.

Но, добавлю, не все обращают внимание на то, что Кирилла в своих молитвах поминает и предстоятель ПЦУ митрополит Епифаний. Имя Кирилла - в списке глав поместных церквей, которых он должен перечислять в знак благодарности за вхождение в семью канонических православных церквей. Он его и поминает. Согласитесь, было бы довольно странно, если бы Онуфрий отказался от поминовения, а Епифаний бы продолжал.

Между прочим, ПЦУ вполне продолжает поддерживать память многих российских святых, от Ксении Петербуржской до Луки Войно-Ясенецкого (кстати, монархиста по своим убеждениям), а порой и Матроны Московской, продает в своих храмах их жития и иконы, а также литературу, издаваемую УПЦ.

104371
Кирилл награждает митрополита Онуфрия орденом Серафима Саровского. Июнь 2021 года. Фото: пресс-служба Московской патриархии

- Каковы реальные рычаги влияния Московского патриархата на УПЦ?

- Возможность Кирилла влиять на внутриукраинскую ситуацию довольно ограниченная. Естественно, как глава церкви он может обращаться с теми или иными просьбами. Или кто-то из его аппарата может звонить людям из аппарата Киевской митрополии. Но когда дело доходит до острых политических вопросов, как это было в 2013-2014 годах, патриархии приходится нелегко: как стало известно в 2016 году из взломанной украинскими хакерами переписки патриаршего помощника по Украине Кирилла Фролова, в период Майдана им пришлось использовать немногочисленные личные связи в епархиях и с отдельными священниками, поскольку Киевская митрополия не желала принимать участия ни в каких пророссийских политических играх.

И здесь уже надо учесть личные отношения Кирилла и Онуфрия. Еще в начале 2016 года Онуфрий начал дистанцироваться от Кирилла. Первым серьезным поводом стала внезапная встреча Кирилла с Папой римским, которая не была санкционирована Священным синодом и тем более Архиерейским собором. Онуфрий усмотрел в этом узурпацию церковной власти и отрицание принципа соборности, на котором держится православие. После этого по моим интервью с украинским епископатом я заметил, что многие стали занимать критическую позицию по отношению к Кириллу. "Мы его на встречу с Папой не посылали", - прямо сказал мне один из моих собеседников.

Дело дошло до того, что еще до войны Онуфрий просто отказался приезжать на Архиерейский собор, который Кирилл собирал осенью прошлого года (в октябре 2021 года он был перенесен на май, а потом на осень-зиму 2022 года. - Ред.), поскольку на этом соборе собирались осудить как еретика вселенского патриарха Варфоломея. А украинская позиция была не столь радикальная.

Кроме того, Онуфрий считает, что Кирилл за время пандемии, отказываясь собирать Синод в одном помещении и переведя все принятие решений в виртуальный формат, окончательно узурпировал власть в церкви. А в Москве дали понять, что не оценили в должной степени тот факт, что УПЦ осталась в РПЦ в 2019 году: мол, раз вы с нами остались, значит, вам от нас что-то сильно нужно.

То есть в УПЦ была уже явная антикирилловская атмосфера. Но отрицательное отношение к Кириллу не означало отрицательного отношения к Московскому патриархату и РПЦ в целом, поскольку Украинская православная церковь видела себя частью Русской церкви, а не подчиненными Кирилла.

Ситуация еще раз изменилась после начала войны, когда в Украине увидели, что от российских собратьев нет никакого сочувствия, никакой поддержки, за исключением антивоенного письма трехсот священников. Что в Москве предпочитают помогать беженцам с Донбасса, собирают гуманитарную помощь для жителей уже оккупированных территорий Украины. Что некоторые московские священники прямо угрожают своим собратьям “денацификацией” и передачей их данных в ФСБ. Вот тогда настроения в целом повернулись уже на сильно антимосковский лад. Не только против Кирилла, но и вообще против прежних отношений с Россией, с Русской православной церковью.

Сейчас это однозначный тренд в УПЦ - отторжение от Москвы. И все это выглядит так, что, на мой взгляд, к концу войны там ситуация дозреет до того, что в УПЦ может быть проведен поместный собор по истребованию канонической автокефалии, то есть полной независимости от РПЦ.

Дальше встает вопрос, какое место займет автокефальная УПЦ в семье других православных церквей, - с учетом того, что место национальной церкви в глазах Вселенского патриархата занято ПЦУ. И дальше начинается область неких сложных переговоров. Я знаю точно, что УПЦ имеет очень сильную поддержку со стороны Румынской и Сербской церквей, где авторитет Онуфрия очень высокий. Как будут урегулированы в дальнейшем межцерковные отношения, я не знаю. Есть свидетельство со ссылкой на львовского митрополита УПЦ, что УПЦ рассматривает три варианта: прямое вхождение в ПЦУ, статус автономной церкви под кураторством Вселенского патриарха и получение канонической автокефалии, то есть полной независимости от РПЦ. Посмотрим.


Андрей Арсеньев, 12.05.2022


новость Новости по теме