О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/World/Asia/m.134042.html

статья Уроки Пакистана

Андрей Пионтковский, 29.02.2008
Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский

Можно ли недостаточно продвинутому народу (русскому, эфиопскому, зимбабвийскому) доверять выбирать себе правителей на действительно свободных выборах? Не приведут ли эти незрелые и темпераментные этносы к власти вместо рафинированных петербургских интеллигентов типа Владимира Путина и Дмитрия Медведева каких-нибудь безответственных рогозиных, понькиных, жириновских и прочих машелов или насралл? Горячие дискуссии по этому вопросу возникают как в академических кругах, так и среди практикующих политиков.

У нас в России суверенно-демократическая "элита" в лице своих виднейших идеологов пришла к твердому убеждению, что назначать правителей они будут сами в своем очень узком кругу, а уже потом высокооплачиваемые представители одной из древнейших профессий оформят это как-нибудь по телевизору. Так с тех пор и живем, медленно и торжественно вставая с колен.

Тем более подобный взгляд считался справедливым по отношению к мусульманскому миру. На первых в истории Алжира демократических выборах в начале 90-х победили исламистские радикалы, и страна погрузилась в ужасную гражданскую войну. На выборах в Палестине в 2006 году, о необходимости которых так долго говорила администрация США, победили террористы ХАМАСа.

Триумфальное электоральное шествие исламского фундаментализма, казалось бы, должно было увенчаться решающим успехом на выборах в Исламской Республике Пакистан. О каких традициях светской демократии могла там идти речь? Большую часть своей истории страна прожила при военных диктатурах. В Пакистане действуют сотни финансируемых Саудовской Аравией медресе, выпускающих десятки тысяч зомбированных фанатиков. В приграничных с Афганистаном провинциях хозяйничает талибы, у которых сохранилось много сторонников во всемогущей Межведомственной разведке, и "Аль-Кайда". В Северо-Западной Пограничной Провинции исламисты уже с 2002 года находились у власти, победив на выборах. Вернувшаяся в страну лидер светской Народной партии Беназир Бхутто была убита террористами.

В генеральных штабах ядерных держав уже рассматривались оперативные планы по нейтрализации пакистанского ядерного арсенала в случае прихода к власти радикальных исламистов.

Но на выборах 18 февраля в Пакистане исламисты потерпели сокрушительное поражение. В Национальном собрании они получили только 2 места вместо прежних 54. В СЗПП они проиграли региональные выборы светской Пуштунской национальной партии, получив всего 9 мест из 99 в местном собрании. Партия Бхутто, получившая 87 из 272 мест в национальном парламенте, образовала правящую коалицию вместе с умеренной Мусульманской лигой бывшего премьера Наваза Шарифа (67 мест) и Пуштунской национальной партией (18 мест).

После восстания суннитских племен в Ираке против "Аль-Кайды" выборы в Пакистане - это второе подряд крупное политическое и психологическое поражение исламского фундаментализма. Он снова отвергается в мусульманской среде, причем там, где он, казалось бы, больше всего мог рассчитывать на успех.

Трудно было представить более благоприятные полигоны для торжества идей исламской революции, чем оккупированный неверными Ирак или раздираемый социальными и этническими конфликтами Пакистан. Но каждый раз опыт кратковременного всевластия исламистов вызывал отторжение у большинства мусульман, которые первоначально готовы были их поддерживать. Нормальным людям претят их безумная жестокость, навязывание средневековых норм шариата, порабощение женщин.

Это стратегический поворот в войне, объявленной цивилизации исламистским террором. В войне, в которой, как справедливо подчеркивали многие, победа может быть одержана только в умах и сердцах большинства мусульманского мира. Как сказал бы Черчилль, это еще не начало конца, но это уже конец начала.

По существу в постреволюционной стадии находится и Иран, наевшийся исламской революцией по полной программе. Молодежь, составляющая большинство населения страны, отвергает средневековые идеалы. Поэтому муллы и не решаются там на свободные выборы. И поэтому тегеранский шпаненок Ахмадинеджад так вызывающе провоцирует США и Израиль, надеясь, что превентивный удар по иранским ядерным установкам позволит фанатикам сохранить ускользающую от них власть.

Похоже, что пик влияния исламистов в мусульманском мире прошел и пора расставаться с, казалось бы, незыблемыми представлениями о неготовности этого региона к демократии.

Конечно, в мире есть и обратные примеры. К чему могут привести вышедшие из-под контроля выборы в архаических обществах, показали, например, недавние события в Кении. Правящее племя кикуйю сфальсифицировало результаты выборов. В ответ на это демократически настроенное племя луо начало в районах своего преобладания забивать мачете и сжигать в амбарах и церквях рядовых кикуйю. Когда матери выбрасывали из окон своих младенцев, пытаясь их спасти, оранжисты (представьте себе, именно так они себя называли) бросали их обратно в огонь.

Приехавший потом бывший генсек ООН Кофи Аннан собрал на банкет в пятизвездочном отеле в Найроби больших, тучных, холеных черных дядек и заставил их пожать друг другу руки. Одному из них он предложил пост президента, а другому премьер-министра. На том и разошлись.

В нашей богоспасаемой России, к счастью, такого разгула демократии произойти не может. Правящее племя клепутюков, прекрасно знающее дикие нравы своего народа, удерживает его от соблазна гордыни, уничтожая оранжевую заразу на корню, никаких выборов не проводит, а вождей племени назначает согласно древнему магическому обряду, называемому "План Путина".


Андрей Пионтковский, 29.02.2008